Текст песни Underground Corporation — Холодная зима 55-го

Припев:

Холодная зима 55 — ого
Рождена под пролетарскими плакатами.
Под блокадами, лаптями мятыми
Топчут снег дети красного заката. (2 раза)

Серж:

Мелькают хаты, мелькают заграждения,
Мелькает страх как ветер наваждения.
Что на тебя нашло, ведь ты уже нашел
И по душе то ремесло и казенный камзол.
Остаток смол на пальцах от папирос,
Остаток писем за плечами и сотни верст.
И эта горсть и горесть и напористость.
Как в горле кость моя уверенность.
А вот и адрес, похоже схож —
Витает дух фашистского безбожия.
И в покореженный усталый остов дома
Как кожаные клещи въелися патроны.
Только без драмы — последнее письмо,
Последняя программа и стук в окно.
Мертвая тишина — умер кто-то, точно…

А вот и женский голос:
«Кто там?» — «Почта.»
И между прочим, она смутилась в догадках
Знакомый почерк и снова игры в прятки
И неужели это он, ведь 10 лет…
Она сотрет слезу немедля вскрыв конверт…

Горец:

Здравствуй, дорогая, пишу изнемогая
В одиночке нет конца и края
Вспоминаю ароматы каравая,
Твои губы, твои ласки
И Ванюшку в той старенькой, потрепанной коляске.
Поле боя, фрицы в каске, дальше тьма…
МКВД, допросы, немые лагеря,
Братские могилы, номера, тысячи как я
Ждущих Божего суда — пусть будет проклято ЦК!
За их слепоту, за их клевету.
На этих нарах я просто заживу сгнию!
Чертова чахотка! Вчера похоронил друга, одногодку.
Ждал он героя союза, а дали ему ходку
Не забывай соленый ветер острова Находки…
Кулак, бараки, лесоповал,
Помни братьев, помни вырытый нами канал!
Прости за откровение — жизнь такая:
Что ни день, то кого — нибудь да провожаем.
Ходят слухи: вскоре нас расформируют.
Буду писать. Береги себя. Люблю, целую.

Припев:

Холодная зима 55 — ого
Рождена под пролетарскими плакатами.
Под блокадами, лаптями мятыми
Топчут снег дети красного заката.

Тайпан:

Пока тушил он бычок дотлевшей папиросы,
Об стертую подошву по телу пробежала дрожь…
Он задавал вопросы самому себе же:
«И отчего так тошно и что меня здесь держит?!»
Ведь свет души глубоким пламенем пылал внутри
теперь на дне упавшим камнем
И пожелтевшей камерой истоптанной кругами
«Здесь будет тебе место!» — так власти полагали.
В голове летали мысли, как листья с деревьев падали
В зеленый мох и моментально таяли.
Он был готов как рой волков до истины момента
Осуществить план своей печальной киноленты.
Ночь, тишина, в бараке две тени в полумраке
Под надзорами конвоя возвращались с каторги.
Их было двое: он и братан Антон —
Запоздалые рабочие с канала Беломор.
Сердце щемит, рефлекс защиты:
С камзола нож зачищенный под горло сзади тех идущих.
А миг грядущий нёс в себе удары медленно.
«Прости меня, Господь, ведь вариантов больше не было!»
Вечность замерла, а вьюга замела
Тела упавшие навзничь не шее с пятнами огня
И он рванул туда откуда ветер дул
а брат отвлек на себя оставшийся патруль
Белая смерть похуже чем в Аду
Уже который век оттуда не было ходу
И тот последний след оставленный в снегу
Уже который раз с весною превратится в воду.

Припев:

Холодная зима 55 — ого
Рождена под пролетарскими плакатами.
Под блокадами, лаптями мятыми
Топчут снег дети красного заката.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *