Текст песни 2H Company — Урсула Ким

В девяностых вышел супершлягер «Руль и колесо»,
Поселивший о велосипеде с детства мечту в сознание мое.
За последующие годы, накопил я достаточно на велик,
Но нас беда свалилась – отказаться придется от этих денег.
Ведь дело нашего круга важней! Нас немного людей,
Истинных ее ценителей, поклоняющихся только лишь ей –
Великой Урсуле Ким! В жизни нашей одна отдушина –
Лишь о ней говорить хотим, ходим на фильмы ее после ужина.
А если в зале на фильмах её зевают апатично,
Мы это воспринимаем исключительно, как нам комплимент личный.
Это значит, что творчество ее доступно лишь единицам.
После сеанса едем в безлюдное место, чтоб там поделиться
Эмоциями, отдышаться, вместе пережить эйфорию,
Подольше потянуть странное состояние постфильмии.
Но, как правило, кто-то скажет: «Завтра надо на работу!»
Ну за что нам наказание такое, чем мы так насолили богу?
А в пятницу тринадцатого не появилась на работе Оля.
Вечером была встречена нами под сильным воздействием алкоголя.
Причина тому – новость, неприятна для нас, неожиданна:
В слезах Ольга сообщила: «Урсула на Оскара теперь номинирована!»
Печаль на наших лицах – ясно это конца начало.
Правильность выводов наших, вскоре, Урсула сама доказала.
Сниматься решила в фильме с Ричардом Гиром и Томом Хэнксом,
На саундтрэке к шедевру этому Крис Ри и Тони Брэкстон.
На экстренном собрании из десяти девять сказали «за» то, что надо
Силами нашими и средствами остановить процесс распада.
Принято решение. Брошена работа. Копилки вскрыты.
Детали плана отточены в лучших традициях кинобандитов.
Нашей цели поминутное расписание мы получил через net –
Это на славу поработал Сесил Би – преданный наш агент
В Центральной и Северной Америке. Я все свои мечты о велике
Подавлял, концентрируясь на висящем в салоне «Боинга» телике.
Потому, что безумный Сесил Би бесплатно нам пробил
Билеты в первый класс на «Боинг», а не какой-то вшивый Ил.
Мы в США спешим, чтоб встретить там Урсулу Ким.
Пока не стала кино-проституткой, нежно ее усыпим!

Здравствуй, мечта миллионов людей, земля обетованная!
Виват, Лос-Анджелес Сити! Блядь, жарища ебаная!
От аэропорта до автостоянки была предпринята перебежка,
Чтобы не сгореть, а так же, чтобы запуталась возможная слежка.
И вот уже, развалившись внутри лимузинного чрева,
Радостно жмем руки Сесилу под приятный гул кондиционера.
Посреди дороги агент наш сказал:
«Большое зло тут сконцентрировано».
Рукой в окно махнул: «Этот пригород – Голливуд».
Остановился лимузин, вдруг, у особняка Джей Ло.
Она была за оградой, Сесил к ней подошел, сказав: «Как повезло
Видеть вас!» А затем, сквозь ограду пробитое сердце стрелой
На ее песчаной дорожке нарисовал мощной своей струей.
Едем дальше.
Лучше б я не видел ту афишу с надписью live! Tomorrow!
На стадионе в час выступят «Джурассик Файв»!
Опять обломался кайф! Опять разочарование.
Завтра ведь на это же время назначена церемония прощания
C великой Урсулой! А Сесил, что для него типично,
Предложил, чтоб церемония выглядела более символично,
Посоветовал стиль какого-то там Чарльза Мэнсона:
Статуэткой Оскара ей по башке – чтобы та и другая треснула;
Перетянуть кинопленкой горло… Экстремизм нашего друга
Мы отвергли – больно ведь это,
Неуместно, к тому же здесь показуха!
Отмщения мы не ищем, мы просто хотим, что бы Урсула
В дерьме не утонула, а, оставшись богиней, такой и заснула.
Настало время «Ч». Пришли к Урсуле. «А, я вас жду давно», –
Говорит. Затем добавила: «Да, кстати, вот еще одно.
После того, как все случится, позаботьтесь, чтоб не пропал он», –
И вывела в комнату велосипед моей мечты! Рама – карбон!
В девяностых вышел супершлягер «Руль и колесо»,
Поселивший о велосипеде с детства мечту в сознание мое.
За последующие годы, накопил я достаточно на велик,
Но нас еда свалилась – отказаться придется от этих денег.
Ведь дело нашего круга важней!
Нас немного людей, истинных ее ценителей,
Поклоняющихся только лишь ей – великой Урсуле Ким!
В жизни нашей одна отдушина – лишь о ней говорить хотим,
Ходим на фильмы ее после ужина.
А если в зале на фильмах её зевают апатично,
Мы это воспринимаем исключительно, как нам комплимент личный.
Это значит, что творчество ее доступно лишь единицам.
После сеанса едем в безлюдное место,
Чтоб там поделиться эмоциями, отдышаться,
Вместе пережить эйфорию,
Подольше потянуть странное состояние постфильмии.
Но, как правило, кто-то скажет: «Завтра надо на работу!»
Ну за что нам наказание такое, чем мы так насолили богу?
А в пятницу тринадцатого не появилась на работе Оля.
Вечером была встречена нами под сильным воздействием алкоголя.
Причина тому – новость, неприятна для нас,
Неожиданна: в слезах Ольга сообщила:
«Урсула на Оскара теперь номинирована!»
Печаль на наших лицах – ясно это конца начало.
Правильность выводов наших, вскоре,
Урсула сама доказала.
Сниматься решила в фильме с Ричардом Гиром и Томом Хэнксом,
На саундтрэке к шедевру этому Крис Ри и Тони Брэкстон.
На экстренном собрании из десяти девять сказали «за» то,
Что надо силами нашими и средствами остановить процесс распада.
Принято решение. Брошена работа. Копилки вскрыты.
Детали плана отточены в лучших традициях кинобандитов.
Нашей цели поминутное расписание мы получил через net
Это на славу поработал Сесил Би
Преданный наш агент в Центральной и Северной Америке.
Я все свои мечты о велике подавлял,
Концентрируясь на висящем в салоне «Боинга» телике.
Потому, что безумный Сесил Би
Бесплатно нам пробил билеты в первый класс на «Боинг»,
А не какой-то вшивый Ил.
Мы в США спешим, чтоб встретить там Урсулу Ким.
Пока не стала кино-проституткой, нежно ее усыпим!
Здравствуй, мечта миллионов людей,
Земля обетованная! Виват, Лос-Анджелес Сити!
Блядь, жарища ебаная!
От аэропорта до автостоянки была предпринята перебежка,
Чтобы не сгореть, а так же, чтобы запуталась возможная слежка.
И вот уже, развалившись внутри лимузинного чрева,
Радостно жмем руки Сесилу под приятный гул кондиционера.
Посреди дороги агент наш сказал:
«Большое зло тут сконцентрировано».
Рукой в окно махнул: «Этот пригород – Голливуд».
Остановился лимузин, вдруг, у особняка Джей Ло.
Она была за оградой, Сесил к ней подошел, сказав:
«Как повезло видеть вас!»
А затем, сквозь ограду пробитое сердце стрелой
На ее песчаной дорожке нарисовал мощной своей струей.
Едем дальше.
Лучше б я не видел ту афишу с надписью live! Tomorrow!
На стадионе в час выступят «Джурассик Файв»!
Опять обломался кайф! Опять разочарование.
Завтра ведь на это же время назначена
Церемония прощания c великой Урсулой!
А Сесил, что для него типично, предложил,
Чтоб церемония выглядела более символично,
Посоветовал стиль какого-то там Чарльза Мэнсона:
Статуэткой Оскара ей по башке – чтобы та и другая треснула;
Перетянуть кинопленкой горло…
Экстремизм нашего друга мы отвергли – больно ведь это,
Неуместно, к тому же здесь показуха!
Отмщения мы не ищем, мы просто хотим,
Что бы Урсула в дерьме не утонула,
А, оставшись богиней, такой и заснула.
Настало время «Ч». Пришли к Урсуле.
«А, я вас жду давно», – говорит.
Затем добавила: «Да, кстати, вот еще одно.
После того, как все случится, позаботьтесь,
Чтоб не пропал он»,
И вывела в комнату велосипед моей мечты! Рама – карбон!