Текст песни 25/17 — Ржавчина

В советские годы
Про авторитетов
Еще не снимали
Скандальных телесюжетов.
Винтом, черняшкой, марафетом
По притонам где-то
Здоровье убивали
Только урки и поэты.
Работяги спиртом
Обжигали глотки.
Слухи и легенды ходили
О воровских сходках.
Пацанята собирались
Вечером у голубятни,
Чтобы со свистом в небе
Чубатых погонять им.
На районе – в уважухе
Фиксатый дядя Вася,
А по улицам открыто
Не ходили пидарасы.
Участковый знал в лицо
Всю окрестную шпану.
После танцев были драки
В городском саду.
За сказанное слово
Всегда могли спросить,
И не надо тут горбатого
Лепить, моросить.
Кого-то провожали в армию
Защищать страну,
Кого-то на тюрьму,
Типа, искупать вину.

Правда у каждого своя,
Я согласен,
Но язык силы
Всем предельно ясен.
В ярости бык
Атакует ткань красную,
Человек может быть
В сто раз опасней.

В дикие девяностые
Шварценнегер с плаката
Сказал молодым:
«Ты можешь все, как терминатор».
Никого не бойся,
Это новое время,
Бери от жизни все,
Кто не дает –
Ставь на колени.
Старый урка хрипел,
Сжимал в руке заточку,
Один против десяти
Спортсменов: «бычье,
Никаких правил, никаких понятий,
Вы ж за деньги удавите
Отца родного с матерью».
Товарищи Калашников,
Макаров, Токарев
Стали спорить друг с другом,
По-жестокому.
Малиновый пиджак
На плечах, как мантия –
Короли из народа,
Демократия.
Рыжье, бэха –
Пацаны шли к успеху.
Черви съели тех,
Кто не успел с темы съехать.
Романтично,
Как зефир в шоколаде.
Это все лохам покажут
По телеку в «бригаде».

Правда у каждого своя,
Я согласен,
Но язык силы
Всем предельно ясен.
В ярости бык
Атакует ткань красную,
Человек может быть
В сто раз опасней.

– Слышь, это наш коммерс,
Мы его крыша.
– А вы чьи будете?
– Щас все распишем.
Такие разговоры
Теперь вы не услышите,
И будет лучше,
Если будете как мыши вы.
Посчитано, поделено,
Семь раз перепроверено,
Никого не удивишь
Шестисотым мерином.
Дела легальны, и
Все меньше выстрелов.
Свои чиновники, полковники,
Министры
Копают глубже русла
Для финансовых потоков.
Все на крючке,
Свободных нету от оков пороков.
Не дремлет око
Старшего брата –
Одни щемятся в лондон,
Другие заезжают в хаты.
Зачем есть крошки,
Если есть красные корки,
Кому икорка,
Кому полынь горькая.
Пока неудачники
На кухнях синьку квасят,
Серьезные люди бюджеты пилят
Железом власти.

Правда у каждого своя,
Я согласен,
Но язык силы
Всем предельно ясен.
В ярости бык
Атакует ткань красную,
Человек может быть
В сто раз опасней.